Забытые вожди Украины — князь Святослав

Администратор | 18.01.2012 16:57


Князь Святослав. Лидер

В украинской истории есть много фигур, которые незаслуженно обошла вниманием отечественная наука, характерным примером такого подхода является князь Святослав. Причин подобного отношения несколько, но главной является несомненно грандиозность фигуры князя, на фоне которой слишком невыгодно выглядели политические деятели современности и недавнего прошлого, по стандартам которых отечественная историография старалась оценивать героев предыдущих.

Хотя бы какой аспект жизни и деятельности киевского правителя мы не рассматривали, источники дают нам образ непревзойденного воина и правителя.

На всех приказах, которые раздавались из княжеского престола в мирные времена и на поле битвы во время многочисленных войн, лежал отпечаток масштабности и взвешенности замыслов, личного мужества и трезвой оценки ситуации. Все эти достоинства выдающегося политического стратега и прирожденного вождя гармонично сочетались с личностными чертами характера князя. Летописец Нестор в «Повести временных лет» дает исчерпывающую характеристику этим качествам, выписывая своеобразный эталон, на который должны равняться все правители, унаследовавшие по Святославу золотой Киевский престол:

«Когда князь Святослав вырос и возмужал, стал он собирать воинов многих и храбрых , потому что сам был храбрый и легкий. Ходя как пардус, много войн сделал. Телег же за собой он не возил, ни котла не брал, ни мяса не варил, но потонку нарезав конину, или зверя или воловины и на углях спикшы, это он ел. Даже шатра он не имел, а потник слал и седло клал в головах. Такими же и все остальные воины его были. И посылал в другие страны послов, говоря: «Хочу на вас идти».

Можно было бы считать такую оценку летописца Руси несколько субъективной, если бы подобной характеристики не давали князю другие тогдашние источники, в частности те, которые происходили из стана врагов. Византийский историк Лев Диакон так описывает поведение князя под стенами осажденного Доростола: «Святослав … муж горячий и отважный, мужественный и деятельный … понимал, что главной задачей благоразумного полководца является попытка любой ценой спасти своих людей и никогда не падать духом перед лицом несчастий , с которыми бы непреодолимыми бедами он не столкнулся ».

Не менее выразительным является описание тем же самым хронистом встречи князя с императором Иоанном Цимисхием:

«Показался и Святослав, прибывший рекой на скифской лодке, он сидел на веслах и греб вместе с его приближенными, ничем не отличаясь от них. Вот какова была его внешность: среднего роста, не слишком высокого и не очень низкого, с густыми бровями и серыми глазами, с небольшим носом, безбородый, с густыми, слишком длинными волосами над верхней губой. Голова у него была вполне выбритой, но с одной стороны ее свисал клок волос — знак знатности рода … Одежда его была белой и отличался от одежды его приближенных только чистотой. Сидя в лодке на скамье для гребцов, он поговорил немного с императором об условиях мира и уехал».

В историографической традиции личные добродетели князя не отрицались, хотя нельзя сказать, что на них особо подчеркивалось внимание , другое дело государственно-политические и военные достижения, значение которых для развития Руси постоянно ставится под сомнение.

Осуществленные правителем масштабные завоевания в научных исследованиях оцениваются в основном негативно. В вину Святославу ставят уже сами походы в отдаленные земли, которые якобы ослабляли обороноспособность центра государства — Русской земли (среднего Приднепровья и Киева), также присоединение «избыточных» территорий, которые Русь «не могла освоить», наконец — разрушение Хазарского каганата, которое вроде бы «открыло путь на Русь многочисленным кочевым ордам».

Между Волгой и Днепром

Стоит лишь взглянуть на историко-географическую карту и расстановку сил в Восточной Европе в середине Х века (накануне эпохи Святослава), чтобы понять всю беспочвенность этих обвинений.

Чем была Русская земля к Святославу и чем стала после? Предшественники Святослава смогли обеспечить Киеву и подчиненным ему землям определенную степень суверенитета, была постоянная опасность подвергнуться нападению со стороны могущественных соседей, прежде всего со стороны Хазарского каганата и подчиненных ему кочевых орд, которых правители Итиль использовали как инструмент, с помощью которого давили на своих соседей.

В отношениях с Византией Русь могла претендовать разве что на роль младшего политического и экономического партнера, несмотря на военные походы русинов на Константинополь и заключение ряда торговых сделок. До Святослава Руская земля не играла заметной геополитической роли, более того, она постоянно рисковала попасть в политическую орбиту сильных государств. Уже первые шаги Святослава как самостоятельного правителя (примерно 961-962 годы) недвусмысленно указывают на прекрасное понимание князем, так сказать, геополитического положения его государства и стратегических задач, которые просто необходимо было выполнить для обеспечения надежных оснований существования Руского государства.

Первоочередной и главной задачей киевского правителя стало уничтожение Хазарского каганата. Для того чтобы должным образом оценить Святослава как государственного деятеля и политического стратега, следует рассмотреть динамику геополитических перемен в Восточной Европе на протяжении последнего тысячелетия. Этот регион никогда не имел внутренних естественных границ и соответственно был в известной геополитической целостности, на территории которой обычно существовал лишь один крупный государственно-политический центр, подчинявший своей воле пространство от Балтики до Черного моря и Каспия.

Наличие в этом регионе двух крупных водных артерий — Днепра и Волги, вдоль которых пролегали важнейшие торговые пути, обусловило возникновение именно на оси этих рек крупных политических и экономических центров, которые неизбежно должны были вступить в противоборство за гегемонию над этим пространством. Не случайно государственная территория Руси выстраивалась вдоль днепровской оси с центром в Киеве, в то время как Хазария имела осью Волгу с продолжением вдоль северных берегов Каспия с центром в Итиле. Впоследствии вокруг Днепра формировалось государственное пространство Великого княжества Литовского и Русского и Войска запорожского — геополитических наследников Киевской Руси, а вдоль Волги — Золотой Орды и Московского государства — геополитических потомков Хазарского каганата.

События прошлого недвусмысленно свидетельствуют, что длительное сосуществование нескольких имперских центров на этом пространстве было невозможным. История неизменно выводила на поединок претендентов на роль Господина над Восточной Европой — Киев против Итиль, Вильно против Сарая, Варшава, впоследствии Чигирин против Москвы, наконец Киев против Москвы. Эти противостояния никогда не были слишком продолжительными, зато упорными и кровавыми, после которых всегда оставался только победитель.

Вперед. На Восток

Князю Святославу, несмотря на его молодость, очевидно, хватило таланта постичь истину, постижение которой оказалось не под силу государственным мужам Украины ХХ века — настоящий суверенитет Руской земли начался не от времени освобождения Киева от хазарской дани, а от разрушения Итиль. Поэтому свой первый поход 23-25-летний правитель осуществляет на Среднее Поволжье, покоряя в 964-м столицу Волжской Болгарии Великий Булгар и опустошая земли буртасов, чем лишил Хазарию поддержки со стороны ее северных данников-союзников. В следующем году Святослав разбивает хазарское войско и, спустившись на лодках по Волге, покоряет Итиль, не оставив в последнем камня на камне.

Были захвачены и другие хазарские города, в частности Семендер (возле современной Махачкалы) и Белая Вежа (Саркел), где были выстроены заставы русичей , что должно было контролировать территорию Кавказа. Дань наложена на племена ясов (аланов) и касогов (черкесов). Победы Святослава в войнах с Волжской Болгарией и Хазарией обеспечили Киеву геополитическое доминирование в Восточной Европе на почти целых триста лет, вплоть до того времени , как потомки Джучи и Чингисхана восстановили государственно-политический центр в низовьях Волги — Сарай, расположившийся неподалеку от разрушенного Итиль .

Отдельно следует сказать о кочевнических факторах.

Вопреки распространенному стереотипу, приходится констатировать: Печенежская орда — основной кочевой соперник Руси времен Святослава — появилась в причерноморских степях и стала угрожать Руси задолго до уничтожения Хазарии (примерно в 915 году), поэтому государство со столицей в Итиле отнюдь не могло быть «защитником » Руси. Более того, именно Хазария была больше всего заинтересована в агрессивных действиях кочевников относительно оседлого населения Восточной Европы. Хазарское государство жило в своеобразном паразитарном симбиозе с кочевыми ордами и другими разбойными группами (например, варягами), чьим промыслом стал захват людей в рабство .

Захваченных во время этих коварных рейдов пленников переправляли в хазарские города, выполнявшие роль перевалочных пунктов, а далее иудейские работорговцы из консорции Рахдания ( в переводе — «знатоки путей») Каспием поставляли «живой товар» на рынки мусульманского мира. Поэтому разрушение хазарской столицы, кроме решения геополитических задач также положило конец многолетнему демографическому истощению Руской земли и Восточной Европы от деятельности торговцев людьми и их кочевых контрагентов. Все ужасы масштабного отлова людей и работорговли вернулись на территорию Украины лишь через 500 лет, когда союзники московских «государей » ханы Перекопской орды восстановили кровавый промысел.

Относительно кочевых орд, которые якобы «хлынули на Русь неудержимым потоком через безрассудно разрушенные ворота Итиль», то в действительности следующий кочевой народ (половцы) появился вблизи границ Руси лишь почти через 100 лет после уничтожения Хазарского каганата.

Победить сильнейшего

Достижения киеворуских дружин в юго-восточном направлении были впечатляющими как по размаху, так и по времени, которое понадобилось для этих завоеваний. Но надежным ли было положение Руской земли после устранения военно-политического и экономического конкурента на Волжском торговом пути? Очевидно, что нет.

Экономические интересы созданной Святославом империи с центром в Киеве были направлены на юг, в земли лежавшие над Черным морем и служившие транзитным коридором для товаров русичей на рынки богатых стран византийского и исламского миров. Экономическая самостоятельность Руской земли зависела от того, насколько твердой ногой стояли руские дружины и торговые фактории над Черным морем и насколько уступчивыми относительно экономических и политических интересов Руси будут ее соседи на Кавказе и Балканах.

Обеспечить доступ на рынки Византии и получить надежные рычаги влияния на эту средневековую сверхдержаву можно было, лишь получив плацдарм на Балканах. Поэтому нет никаких оснований считать нерассудительным или авантюрным следующий милитарно-политический шаг Святослава.

В 968 году он отправляется в Подунавье и, форсировав Дунай в начале лета, наносит поражение болгарскому царю Петру под стенами Доростола. До конца лета войска киевского князя овладевают Добруджей , а до конца года — всей Болгарией. Ослабление Болгарии было в интересах как Руси, так и Византии, поэтому последняя особенно не переживала, когда руские дружины переправлялись через Дунай.

Однако в Константинополе никак не ожидали, что Болгарское царство, эта могучая держава, с которой Византия вела изнурительные войны в течении 300 лет, потеряв в ее пользу свои лучшие балканские провинции, рассыплется как карточный домик под ударами киевского войска.

На границах с империей появился новый, еще более мощный, противник, который стремился объединить в своих руках власть над всей Восточной Европой, а новозавоеванное Подунавье сделать сердечником Руского государства. Византия вынуждена была реагировать на этот вызов и сделала по старому римскому правилу «разделяй и властвуй».

Ромейские дипломаты убедили хана Печенежской орды Курю напасть на Киев, и тем самым оттянуть основные силы Святослава из Болгарии, а за время их отсутствия возмутили нового болгарского царя Бориса Второго к восстанию. Впрочем, быстрым маршем на Киев Святослав устранил печенежскую угрозу, а затем вернулся на Балканы, где совершил показательную расправу над восставшими — «и взял город на копье говоря: «Это город мой!», и наказал в нем предателей смертью». В болгарской столице Великом Преславе засел гарнизон русичей, а царь Борис Второй признал свою зависимость от Святослава.

После покорения Болгарии пришла очередь и коварной Византии. В конце лета 970 года руские войска одержали приступом Филиппополь (нынешний Пловдив) и установили контроль над Фракией — ключевой византийской провинцией на Балканах. Именно во время этой кампании греки должным образом могли оценить духовные и волевые качества киевского князя и его дружинников. По Нестору: «И пошел Святослав на греков, и они против движении. И когда увидели это русины, то убоялись весьма множества воинов. И сказал Святослав: «Уже нам некуда деться, а волей и неволей придется стать напротив. Так не посрамим земли Руской, а ляжем костьми здесь, ведь мертвый стыда не испытывает. Если же побежим мы, — то стыд нам. Поэтому не убежим, а станем крепко, и я перед вами пойду. Если моя голова ляжет, то сами подумайте о себе«.

И сказали вои: «Где голова твоя ляжет, там и наши головы мы возложим». И приготовились к бою русь и греки. И столкнулись оба войска, и обступили греки русь, и была сеча великая, и одолел Святослав, а греки бежали. И пошел Святослав, воюя, в Царьград, и другие города разрушая, которые пустуют и сегодня ».

Империи ромеев необходимо было приложить немало усилий, чтобы преодолеть Святослава. Были задействованы все военные ресурсы и дипломатические рычаги.

Весной 971-го Святослав с «дружиной малой» был заблокирован в Доростоле, но двухмесячная осада, которая закончилась битвой в открытом поле, не принесли грекам решающей победы. Стороны вынуждены были заключить мир, выгодный для Византии, однако Русь сохраняла свой военный потенциал. По свидетельству киевского летописца, Святослав планировал продолжить военную кампанию после сбора «большей дружины».

Впрочем, неожиданная смерть князя над днепровскими порогами на обратном пути в Киев прервала осуществление этих планов, заодно завершив героическую эпоху в истории Руской земли. Последняя за десять лет(!!!) правления Святослава из рядового княжества превратилась в мощное государство имперского образца, выступая на равных с крупнейшими государствами того времени.

Резерв на будущее

Потомки Святослава не смогли восстановить в полном объеме внешнюю экспансию. Впрочем, и завоеваний Святослава, этого своеобразного геополитического резерва, хватило для того, чтобы следующие несколько веков Руская земля чувствовала себя в безопасности от внешних угроз и занимала достойное место на политической карте Европы.

По Владимиру и Ярославу пришло время для внутреннего упорядочения государственной организации и вознесения Киевской Руси до уровня наиболее развитых государств, что обеспечило блестящий расцвет культуры Киевской Руси.

Новые времена приносят новые испытания и ставят новые задачи перед странами и их политическими элитами. Комплекс проблем, которые решают современные государства несравненно больший, чем тот перечень, который был в Средневековье. Но как тогда, так и ныне первым пунктом в политической программе любого государственного образования отмечалось обеспечения геополитических оснований для своего существования.

Правители Киева и их военно-политическое окружение тысячу лет назад блестяще выполняли эти сверхзадачи.

По силам ли нынешним украинским политическим и интеллектуальным элитам, если не осуществлять, то для начала хотя бы понять геополитические задачи Украинского государства?

Перевод с украинского.

Источник — http://tyzhden.ua/History/132

Категории: Мир| Contra Historia

Метки: , , ,